ФНС оценила потери экономики России от списания долгов за пять лет в 12 триллионов рублей

Долги Онлайн 8 сенября, 15:35

По словам замглавы ФНС Константина Чекмышева, «ситуация очень сильно ухудшается»: только за 2020 г. списано 3,4 трлн руб. долгов. Если еще недавно каждая третья процедура затягивалась дольше установленного срока в два года, то за последний год доля затянувшихся банкротств выросла вдвое до 63%, рассказал Чекмышев: «12 трлн руб. потеряла экономика за пять лет, столько было списано долгов. Это то, что потеряли кредиторы, то, что они собирались вкладывать в бизнес, то, что должно было быть кровью экономики, заморожено, затромбировано институтом банкротства».

В среднем активы при банкротстве продаются в 5 раз дешевле рыночной стоимости, кредиторам возвращается не более 5% задолженности. По словам Чекмышева, ежегодно упущенная выгода кредиторов от распродажи имущества банкротов составляет 500 млрд руб. Столько составляет разница между общей рыночной стоимостью распродаваемых активов и стоимостью на торгах.

Банкротство в России сейчас фактически процедура закрытия бизнеса и освобождения от долгов. Подавляющее большинство банкротств (92,2%) заканчивается ликвидацией, 38% должников входят в процедуру банкротства уже без активов, свидетельствуют данные «Федресурса».

По данным судебного департамента Верховного суда за 2020 г., 72% предприятий из процедуры внешнего управления и финансового оздоровления переходят в банкротство. Количество реабилитационных процедур в целом по стране «в пределах погрешности» – не более 2%. Для сравнения: в США этот показатель достигает 30%.

«В нашем обществе отсутствует запрос на проведение реабилитационных процедур – должники не готовы подавать заявления о банкротстве, а кредиторы в условиях финансово-экономической нестабильности хотят вернуть свои деньги здесь и сейчас», – отмечает управляющий партнер Центра по работе с проблемными активами Зоя Галеева.

В каждом втором банкротстве последняя возможность взыскать задолженность – привлечь директоров или бенефициаров к субсидиарной ответственности. В 2020 г. к ней был привлечен 3191 человек.

Конкурсное производство в среднем длится почти два года. Банкротство стратегических предприятий – вдвое дольше, чем обычных фирм: 1716 дней против 752 дней.

В мае этого года правительство внесло в Госдуму законопроект, призванный кардинально изменить институт банкротства. Разработчики поправок – Минэкономразвития и ФНС – рассчитывают, что реформа позволит сделать банкротство инструментом очистки бизнес-ландшафта от неэффективных игроков и восстановления платежеспособности, что позволит должникам начать с чистого листа.

«Законопроект критикуют все: банки, системные кредиторы, арбитражные управляющие – это признак качества. В такой конфликтной среде ни одно решение не может устраивать все стороны на все 100%», – уверен Чекмышев.

«Сфера конфликтогенна, любые поправки в закон вызывают бурное обсуждение», – отметил директор департамента корпоративного регулирования Минэкономразвития Михаил Бештоев.

Законопроект, в частности, предлагает отменить вспомогательную процедуру наблюдения, заменить процедуры финансового оздоровления и внешнего управления единой процедурой реструктуризации. Как должники, так и кредиторы могут за четыре месяца подготовить и утвердить план реструктуризации. Период реструктуризации долгов может продолжаться не более четырех лет. Собрание кредиторов может продлить этот срок до восьми лет. Чтобы привлечь к торгам больше покупателей, включая физлиц, все объявления о продаже имущества банкротов будут публиковаться в удобном виде на маркетплейсе. Введение англо-голландского аукциона (позволяет провести торги как на повышение, так и на понижение цены за одну сессию) призвано ускорить торги, которые сейчас могут тянуться более года.

Чтобы снизить долю «контролируемых банкротств», когда арбитражные управляющие аффилированы с должниками, предлагается назначать управляющих из открытого рейтинга случайным образом. Вознаграждение арбитражного управляющего будет зависеть от результатов. «Арбитражный управляющий должен перестать быть бенефициаром института банкротства, он должен стать менеджером», – подчеркивает Чекмышев.

«Поправки призваны обеспечить независимость арбитражных управляющих исключительно на входе, и не факт, что в дальнейшем эта независимость сохранится», – отмечает руководитель «Федресурса» Алексей Юхнин.

От начала появления долга до инициирования банкротства зачастую проходит срок до одного года, рассказал он. Сейчас, пожалуй, только кредитные организации могут сразу инициировать банкротство без судебного акта, отмечает Юхнин: «Законопроект ничего не меняет в части ускорения этого процесса. Следовало бы отказаться от обязательного «просуживания» долга».

Капитализация работающего бизнеса всегда выше, чем стоимость одних активов, отмечает Галеева: «На ранних досудебных стадиях взыскание дает больший результат за счет отсутствия информации о неблагополучном состоянии должника».

Источник: www.vedomosti.ru